Президент Ирана посетил Россию. Еще один шаг к многополярному миру

Автор: | 30.03.2017

Статья Петра Корзуна The Strategic Culture Foundation

Значение визита президента Ирана Хасана Рохани в Россию 27-28 марта выходит далеко за рамки простых двусторонних отношений. Иран является одним из главных действующих лиц в Сирии и Ираке. Он занимает важное место в геополитических планах президента США Дональда Трампа. Его отношения с Россией являются важным фактором международной политики. Будущее всего Ближнего Востока в значительной степени зависит от того, что делают Россия и Иран и насколько эффективно они координируют свою деятельность.

До президентских выборов в Иране осталось менее двух месяцев. Президентская гонка формально начинается 17 апреля, и у Рухани хорошие шансы на победу. Правда, внешняя политика страны на стратегическом уровне определяется верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи, но исполнительная власть во главе с президентом реализует ее. Духовный лидер не посещает другие страны, но президент России Владимир Путин встретил его в Тегеране в прошлом году — второй раз за последние 17 лет.

Это был первый официальный визит Рухани в Россию, и впервые он и Путин встретились в рамках двусторонних отношений. Поездка проходила на фоне растущего партнерства, поскольку обе страны стали ведущими силами начала процесса перемирия организованного в Астане, что сделало Иран, Россию и Турцию гарантами прекращения огня в Сирии.

Хотя сотрудничество в Сирии имеет первостепенное значение, есть все основания полагать, что России и Ирану придется объединиться в попытке урегулировать конфликт в Афганистане. Будучи региональной сверхдержавой, Иран выиграет благодаря координации действий с Россией в этой стране после ухода США, который кажется неизбежным. Такое сотрудничество станет фактором, меняющим игру, с далеко идущими последствиями для региона от Средиземного моря до Пакистана.

Возникающий треугольник — Россия, Иран и Турция, становится альянсом и может перестроить регион. Прекращение огня в Сирии, достигнутое в результате астанинского процесса под руководством «большой тройки», уменьшит влияние США, Великобритании и Франции. На самом деле, их влияние уже уменьшилось. Соседние государства будут видеть, что прогресс может быть достигнут без «традиционных игроков», представляющих Запад.

Россия — это страна, которая может развенчать миф о том, что на Ближний Восток идет угроза шиитов Тегерана. Она может использовать свои тесные и дружественные отношения с ведущими суннитскими государствами — Египтом, Иорданией, ОАЭ и, возможно, Саудовской Аравией, — чтобы играть стабилизирующую роль посредника между шиитскими и суннитскими лагерями. У России есть уникальная возможность — действовать как посредник между Ираном и Израилем — то, что никто другой не может сделать.

Потребуются годы, чтобы залечить раны и смягчить противоречия между шиитами и мусульманами-суннитами в Ливане, Сирии и Ираке. Сегодня Западу не нравятся последствия своих действий на Востоке. Границы, нарисованные западными странами, вызвали много конфликтов; Прямые военные интервенции заставили их потерять доверие и поддержку. В сложившейся ситуации Россия не является внешним актером. Москве нужен мир и стабильность в регионе. Эта цель может быть достигнута в тандеме с Турцией и Ираном. Ирак и Сирия могут присоединиться к трио после того, как они преодолеют разрушительные последствия войн. Это делает сотрудничество с Тегераном вопросом первостепенной важности для России.

Двусторонние отношения будут укрепляться крупномасштабными экономическими проектами.

Несмотря на важность внешнеполитических вопросов, в основном речь шла о перспективах углубления торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, в том числе, в рамках крупных совместных проектов в энергетической и транспортной сферах. В ходе визита было подписано более десяти крупных торгово-экономических соглашений. Россия уже закачала около 1 миллиарда евро в железнодорожную сеть Ирана, при этом, серьезные финансовые вливания в двусторонние проекты еще не реализованы.

Экспорт в Иран составляет лишь около 1% от внешней торговли России, но активное сальдо торгового баланса и наличие большого рынка для российских промышленных товаров делают Иран важным партнером. Объем двусторонней торговли вырос на 60 процентов с 1,2 миллиарда долларов в 2015 году до почти 2 миллиардов долларов в 2016 году.

Возобновление поставок вооружений и участие в инфраструктурных проектах, финансируемых за счет российских займов, привело к удвоению экспорта неэнергетических продуктов из России в Иран. Первая партия зенитно-ракетных комплексов С-300 была поставлена ​​в апреле 2016 года.

Россия согласилась предоставить Ирану кредит в размере 2,2 млрд. Долл. США для инфраструктурных проектов с участием российских компаний. В Иране планируется построить электростанцию ​​и увеличить производство электроэнергии на сумму в несколько миллиардов долларов. По соглашению, подписанному между двумя сторонами, россияне повысят эффективность на Раминской ГЭС в Хузестанской области до 50-55% с 36% в настоящее время. Еще одна российская компания построит электростанцию ​​мощностью 1,400 мегаватт в иранском городе Бандар Аббас в провинции Хормузган. Российский производитель грузовиков «Камаз» планирует экспортировать 300 грузовиков в 2017 году, «ГАЗ» подписал меморандум с иранскими властями о поставке 900 автобусов.

Роль России в достижении ядерной сделки в Иране, сотрудничество в Сирии и приверженность политике сближения, провозглашенной президентом Путиным, являются достаточным доказательством стремления Москвы к укреплению двусторонних связей.

Важное событие, которое состоится в этом году, даст толчок развитию российско-иранских отношений. Ожидается, что Тегеран станет полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в июне этого года. Иран также выразил заинтересованность в подписании торгового соглашения с Евразийским союзом.

Россию и Иран объединяют общие цели и интересы. Развитие отношений между двумя великими державами является значительным вкладом в создание альтернативных полюсов власти для изменения мира к лучшему.