Неофеодализм и «алгоритмическая экономика»

Автор: | 27.04.2017

Автор Thaddeus Howze Medium.com

Феодальные экономические модели подразумевают идею о том, что очень крошечный сегмент общества фантастически богат. В то время как большая часть общества упорно трудится, имеет малый выбор работы и, как правило, плохо компенсирует свои затраченные усилия.

Феодализм – господствующая социальная система в средневековой Европе, в которой дворянство держало земли в обмен на военную службу. Крепостные были вынуждены жить на земле своего господина и отдавать ему свой труд и долю в продукте, в том числе в обмен на военную защиту.

Добро пожаловать в «Алгоритмическую экономику» – будущее, в котором используются машины. Они могут быть весьма эффективными и им совсем не нужно платить, как обычным работникам.

В этой экономике нет профсоюзов. Нет боссов, на которых можно было бы жаловаться. Нет людей, которых вы можете попросить об оплате своего труда. Потому что в этой экономике люди, выполняющие работу, считаются наименее важной частью.

По сути, мы наблюдаем мрачный научно-фантастический роман. Если это не так, и вам еще повезло не заметить вышеописанное, то вы скоро поймете о чем я пишу. Часто мои истории выглядят как пугало с позиции перспектив развития общества, потому что они рисуют технологии в неидеальном свете.

В мире, остро нуждающемся в позитивных образах, ряд знаменитых писателей-фантастов, к примеру, Дэвид Брин, рекомендуют смотреть на создание более полезных и утопических историй в сфере технологий. Люди видят будущее как нечто, чего можно с нетерпением ждать. А не продвигать популярные дистопии.

Я читал Дэвида Брина и знаю, что данная работа должна быть проделана. Однако имея обширный опыт, я все еще чувствую желание написать, как мощные и эффективные технологии могут оказывать пагубное влияние на наше общество сейчас и в будущем.

Ранее я писал про будущее «торговли людьми», заключающееся в использовании их привычек в социальных сетях. Компании собирают сведения о пользователях, что позволяет прогнозировать их поведение и привычки. Такие технологии продвигаются Facebook, Instagram и теперь Match.com. Они облегчают поиск, изоляцию и извлечение людей из их жизни без предупреждения и навсегда.

В своей статье я написал о том, что мир переполнен «информационными технологиями», которые используются для того, чтобы потенциальные клиенты услышали и увидели рекламу.

В нашем мире объемы телевизионной рекламы уменьшаются. В результате смартфоны (потому что их труднее защитить) становятся средством принуждения пользователей к взаимодействию с рекламой.

Компании также изучают, как взломать ваш смартфон, чтобы отправлять вам контент, о котором вы не просили. Они используют файлы cookie и могут выдать конкретную рекламу на основе ваших поисковых запросов. Магазины продают смартфоны с установленным программным обеспечением, что позволяет им направлять информацию на ваш телефон и влиять на ваши решения при выборе товаров.

Сколько времени пройдет до того момента, пока технология не станет частью вашего шопинга?

На этой неделе Палата представителей следила за голосованием в Сенате, который должен был принять закон, запрещающий интернет-провайдеру продавать историю вашего веб-браузера рекламодателям. Какова возможная причина, по которой Конгресс может отменить такую политику, ориентированную на потребителя?

«То, что нужно Америке, – это один стандарт в экосистеме Интернета»,

– сказал Грег Уолден. Если такие компании, как Google и Facebook, могут превратить данные в прибыль, логика в том, почему эти данные не могут использовать провайдеры?

* * *

В этом эссе я использую термин «Алгоритмическая экономика», хотя его часто называют «Разделяющая экономика» или «Экономика по требованию».

Я предпочитаю «Алгоритмическую экономику», потому что она объясняет последствия решений, принимаемых компаниями. Речь идет про автоматизацию, используемую на фабриках, разработку приложений и программ для контроля за поведением человека.

Компьютеры эффективно влияют на людей, используя всего несколько алгоритмов. Это происходит с целью обогатить корпорации. Речь идет про Lyft, Uber, TaskRabbit и многие другие подобные бизнесы.

Существующие реалии привели к тому, что ценности таких компаний кажутся намного большими, чем те выгоды, которые эти корпорации предоставляют своим работникам. Компания воспринимается как фантастическая ценность, которая приносит пользу инвесторам. Она разрушает другие предприятия или услуги и обогащает только тех, кто находится на самой вершине иерархии в этих компаниях. Обычно главный куш внутри компании получают руководители и старшие разработчики.

Например, в Uber, в зависимости от города, водители могут зарабатывать всего лишь 9-11 долларов в час в качестве компенсации за свою работу. Несмотря на то, что в рекламных целях им обещано более 30 долл. США в час. Однако ставки сильно варьируются в зависимости от числа водителей, времени суток, плотности вызовов и оптимизации алгоритмов, предназначенных для сокращения времени ожидания пассажирами.

Фактически, одна из более успешных пассажирских программ Uber, Uber-Pool, снижает прибыльность водителей, по крайней мере, на одну треть. Она сокращает расходы на длительные поездки из-за того, что водитель сможет рперевозить нескольких пассажиров одновременно.

Водитель, получив пассажира Uber-Pool, теряет деньги из-за того, что его поездка может быть прервана вызовом другого пассажира. Предполагается, что клиенты переместятся в новое место, найдут следующего пассажира, и вернутся по пути следования.

К сожалению, это многопользовательское мероприятие по существу уменьшает стоимость длительных поездок до одной трети.

Uber не рассматривает своих водителей как сотрудников. Таким образом они не получают компенсацию за использование их транспортных средств, ремонт, износ, бензин, здравоохранение или любые другие подобные требования, как у нормальных компаний для своих сотрудников.

Вместо этого водители должны нести все расходы исходя из своих «экономических возможностей», расходуя четверть того, что они зарабатывают в каждой сделке.

Если Uber будет честным, то он расскажет своим водителям, что в большинстве случаев они теряют больше, чем зарабатывают (из-за расходов, понесенных во время их вождения и работы транспортного средства). Я подозреваю, что здесь виноват не только Uber. Весь рынок рабочей силы будущего движется по этому пути.

Больше работников трудятся неполный рабочий день. Увеличивается объем незапланированной работы, без значительного медицинского обслуживания и отпуска по болезни. Корпорации продолжают выплачивать инвесторам и руководителям невероятный уровень дивидендов. При этом они экономят на рабочей силе.

Вместо того, чтобы снизить ожидания инвесторов, компании продолжать грабить своих работников, сокращая при этом их заработную плату и возможности для здорового образа жизни.

Нью-Йорк Таймс пишет:

«Скрытный интернет-гигант Uber редко обсуждает внутренние вопросы публично. Но в марте, столкнувшись с кризисами на многих фронтах, высокопоставленные менеджеры Uber провели брифинг для журналистов. Они настаивали на том, что Uber меняет свою корпоративную культуру».

 

«Мы недооценили опыт водителей»,

– сказал высокопоставленный менеджер Uber.

«Мы сейчас пересматриваем все, чтобы восстановить хорошие отношения с ними».

Даже когда Uber говорит о своей решимости относиться к водителям более гуманно, мы понимаем, что компания занимается экстраординарным экспериментом. Она манипулирует людьми ради своего корпоративного роста.

Алгоритмическая экономика останется разрушительной не только для рабочей силы на аутсорсинге. Она также коснется и других трудовых ресурсов. Медленно, удаляя возможности для карьерного роста, ограничивая затраты за счет снижения выплат. Конечно, это не коснется элиты в данных компаниях. Поэтому мы можем сказать, что наступает второй феодальный век, связанный с алгоритмической экономикой.

Их цель – создать рабочую силу, связанную экономическим долгом с системой. Работников, вынужденных брать любую работу, которую они могут найти. И в то же время, получать как можно меньше за эту работу.

Поскольку все новое бизнес-творчество заложено в руках бесчувственных инвесторов, которые способствуют развитию корпораций-лидеров. Семьдесят пять процентов всех инвестиционных долларов попадают в руки определенной группы людей. В технологической индустрии большинство компаний возглавляются и платят основную часть стоимости своей компании группам людей людям, которые являются первыми бенефициарами.

Алгоритмическая экономика напоминает феодализм, состоящий из крестьян, у которых нет выбора. И лордов, которые решают, кто может стать лордом, а кто – остается крестьянином. При этом можно определить ценность крестьянина, исходя из того, сколько лорд готов заплатить крестьянину.

Если программисты Uber достаточно умны, то они видят, что водители зарабатывают меньше. В итоге, они остаются с компанией меньше времени и в конечном итоге покидают ее, когда понимают, что их труд рабски эксплуатируется.

Могут ли такие компании изменить свое поведение? Это маловероятно, учитывая ожидания двузначного роста со стороны инвесторов и фондового рынка. Таким образом, мы можем предположить, что такие компании будут продолжать зарабатывать деньги для элитных членов общества, будучи втянутыми в любой другой аспект нашей социальной ткани. Это приведет к подрыву индивидуального богатства, дефициту возможностей для заработка, трудоустройства, домовладения и развития общества.

Люди без денег не могут улучшить себя или свое сообщество. Люди, которые эксплуатируют этих людей, также не помогают сообществам, создавая эффект вакуума. Они берут деньги у общин,  не возвращая равную или большую сумму денег в эти районы. В конечном итоге данный процесс ведет к медленному и неумолимому упадку общества.

По обе стороны будут свои аргументы «за» и «против» развития технологий и замещения живого труда машинами. Читайте об этом. Узнавайте об этом. Обратите внимание на разрушительную силу, которую технологии оказывают на ваше общество. Вы можете верить в то, что это не влияет на вас. Однако скоро вы поймете, что ошибаетесь.

Не верьте мне на слово. Наблюдайте и убедитесь сами. Сейчас технологическая революция происходит на ваших глазах. Не проморгайте этот момент.

Рабочих мест в будущем будет намного меньше, чем вы думаете.

(Visited 270 times, 4 visits today)