Индийская программа демонетизации показала опасности монетарной централизации

Автор: | 12.01.2017

Мы находимся на начальном этапе того, что станет сменой уровня исторической парадигмы по всей планете. Мы стоим на краю пропасти, которая ведет к саморазрушению почти всех ведущих учреждений, к которым мы привыкли за свою жизнь. Выражаясь немного устаревшим и крайне клишированным жаргоном Силиконовой Долины, все готово к «крушению».

Естественно, это не обязательно означает парадигму, которая следует за вышеуказанной, что все будет существенно лучше, но я лично оптимистично настроен по поводу того, что произойдет после периода значительных беспорядков, трудностей и конфликтов. Для того, чтобы склонить чашу весов в сторону положительного результата, те из нас, кто хочет вступить в мир с человеческой свободой, децентрализацией, самоуправлением и добром, должны признать наиболее вероятные пути, по которым мы должны туда попасть. Несомненно, технология, крайне важна, что демонстрирует недавний шаг компании «Whisper Systems» к отмене цензуры.

На прошлой неделе журнал Wired сообщил:

«Любой разработчик вредоносного ПО знает, что его приложение было замечено, когда репрессивные режимы во всем мире начинают блокировать его».

Ранее на этой неделе было разблокировано приложение для шифрования «Signal», которое уже было одобрено сообществами по безопасности и шифрованию. Теперь оно делает ответные ходы в игре «в кошки-мышки» с онлайн-цензурой.

В среду компания Open Whisper Systems, которая создала и поддерживает Signal, объявила, что она добавила функцию для своего Android-приложения, позволяющую ему обойти цензуру в Египте и Объединенных Арабских Эмиратах, где оно было заблокировано всего несколько дней назад. По заявлению Мокси Марлинспайка, основателя Open Whisper Systems, пользователи Android могут просто обновить приложение, чтобы получить неограниченный доступ к инструменту шифрования, а версия обновления для IOS появится в ближайшее время.

В Signal имеется новая функция «Анти-цензура», которая использует трюк под названием «фронтирование домена», объясняет Марлинспайк. Например, Египте, где имеется всего нескольких поставщиков интернет-услуг, которые жестко контролируются правительством, может быть заблокирован любой прямой запрос к сервису, находящемуся в его черном списке. Но «умные» сервисы могут обойти эту цензуру, скрывая свой трафик в шифрованных соединениях с крупным интернет-сервисом. Например, в Сети доставки контента (CDN), размещающей контент ближе к пользователям, чтобы ускорить их темп работы в сети-или, как в случае Signal, в платформе движка для приложения Google, предназначенной для размещения приложений на серверах Google.

Особо важные технологии, такие, как упомянутые выше, в сочетании с целеустремленными активистами, такими как Мокси Марлинспайк, способны сделать мир лучше. К тому же, мы должны понимать действия наших соперников. Под соперниками я понимаю людей, защищающих свой статус-кво, и которые пойдут на все, что угодно, лишь бы сохранить власть и влияние в условиях возрастания их бесполезности. Из-за того, что для людей становится все более очевидным, что эти устаревшие институты стали настолько коррумпированными и бюрократическим. И это приносит гораздо больше вреда, чем пользы. Их лидеры, скорее всего, прибегают к все более авторитарной тактике для того, чтобы отстоять свои непрочные позиции. Именно в такой ситуации мы должны использовать возможности, а не трястись от страха.

Мы находимся на правильной стороне истории, в то время, как старые институты существуют уже больше положенного. У нас должен быть трезвый взгляд на мир, и мы должны понимать, что реакция Дональда Трампа на подобную ситуацию будет схожа с реакцией Барака Обамы. Кто бы не возглавлял правительство, он, по определению, должен сохранять власть правительства, а не свободу граждан. Подобное наблюдается почти у политических лидеров и правительств по всему миру. Таким образом, мы должны принять тот факт, что правительство предпримет в будущем ряд нерациональных и авторитарных шагов, поскольку старые парадигмы дают трещину.

Когда правительство ведет себя абсурдно и наносит вред, мы должны увидеть в этом представленную возможность, а не переживать за неизбежный последующий вред. Яркий пример — индийский премьер-министр Наренда Моди недавно принял особо губительное решение по утилизации в одностороннем порядке старых денежных знаков номиналом в 500 и 1000 индийских рупий. Это демонстрирует вопиющие меры по запрету наличных денег со стороны высокопоставленных чиновников, имеющих статус-кво во всем мире. Но какими бы губительными не были данные меры, в них кроется яркий луч надежды-надежды на то, что мы начнем задавать важные вопросы.

Шеф-редактор журнале Swaraja Р. Джганнатан написал:

«Философский вопрос, на который после событий с банком Lehman, обесценивания денег, валютного стимулирования (QE) и демонетизации (в нашем случае), заключается в следующем: должны ли центральные банки иметь денежную монополию?»

Большинство экономистов, работающих на свободных рынках, согласятся, что монополия приносит вред. Однако они ничего не имеют против монополии государства на применение силы и создание законов. Также как и на монополию центральных банков на выпуск и регулирование средств обращения.

Давайте оставим монополию государства на некоторые виды власти и спросим себя, а имеет ли смысл существование монополии центрального банка на деньги? Ведь за последние десятилетия она не принесла никакой пользы, которая бы оправдала насаждение монополии.

Основной причиной, почему мы доверяем центральным банкам (или просто принимаем их как должное), является то, что мы не можем вспомнить времена, когда их не существовало, аргументируя тем, что это наименьшее из зол.

Но давайте взглянем на «послужной список» монополии. ФРС США не смогла предотвратить или хотя бы уменьшить последствия депрессии 1930-х годов. Лишь мировая война спасла экономику США от дефляции.

В 1971 г правительство США (в том числе ФРС) отказалась от своих наиболее важных обязательств в виде привязки стоимости доллара к золоту. Эта связь имела ключевое значение, позволяя принимать платежи в долларах США по всему миру. Как только дело было сделано, США отказались выполнять свои обязательства, поскольку это приводило к лишним расходам. Одним словом, центральным банкам не всегда следует доверять.

«Независимые» центральные банки никогда не могли уберечь правительства от обесценивания валюты, вызванного огромным бюджетным дефицитом. Таким образом, они не могли поддерживать обменный курс своих валют, не создавая трудности для своих граждан.

Особо плохо дела у центральных банков шли в прогнозировании стоимости валют, что было их основной обязанностью. К примеру, мы могли ярко это видеть на примере банка Lehman, а также в продолжающемся кризисе в зоне евро и в бесконечной стагфляции в Японии.

Нам нравилось думать, что в Индии Рагхурам Раджан, председатель Резервного Банка Индии (RBI), сумел снизить темпы инфляции, но эту историю мы сочинили. Ведь этот человек много говорил об инфляции. Мы предположили, что его действия приведут к снижению темпов инфляции, но никогда нельзя быть уверенным до конца.

Но его предшественник, Д. Суббарао, потратил 5 лет на борьбу как с инфляцией, так и с дефляцией (до и после 2008 г., и после периода 2011-2012 гг.) и считался «аутсайдером» политики. Как будто один единственный человек может предсказать все последствия от реакции 1,4 млрд. человек на инфляцию и дефляцию. И теперь появился новый председатель, Урджит Патель, который подвергся нападкам за принятие решения по вопросу демонетизации, но принимал в нем лишь частичное участие.

Но реальный вопрос, который следует задать г-ну Пателю и правительству, избравшее его, состоит не в том, была ли демонетизация хорошей идеей, и не том, насколько хорошо она была реализована. А в том, могли ли в принципе правительство или центральный банк иметь монопольную власть?

Тот факт, что Патель и правительство Моди подвергаются нападкам за монетизацию со стороны как левых, так и правых партий, приводит нас к более значимому вопросу:

«Могла ли быть проведена демонетизация, если бы индийское государство не имело монополии в системе центральных банков, а было бы несколько банков-эмитентов, которое вели борьбу за привлечение заказов граждан?»

Очевидно, ответ — «нет», поскольку только монополия наделяет центральные банки подобной властью. Если бы в Индии были другие валютные эмитенты, Резервный Банк Индии не смог бы провести демонетизацию валюты за один раз. Ему потребовалось бы представить план и изымать неполноценные деньги в несколько этапов.

Но монополия центрального банка действительно является следствием монополии государства на правотворчество и власть. Именно поэтому государства, вступая в противоречие с их центральными банками по вопросам краткосрочного направления денежно-кредитной политики, в равной степени заинтересованы, чтобы позволить им сохранить их денежную монополию.

В США частный участник рынка основал новую валюту, равнозначную золоту и назвал ее e-Gold, Однако когда ее позиции значительно упрочнились, властные структуры свернули выпуск валюты. Основанная Дугласом Джексоном в 1996 году, e-Gold позволяла одним владельцам счетов переводить валюту на счета других владельцев с помощью сайта e-Gold. Было заявлено, что в период своего расцвета, на сайте e-Gold ежегодно осуществлялось сделок более, чем на $2 млрд.

Но правительство не может терпеть конкурента, который оспаривает их собственное право на выпуск валюты, и поэтому в 2009 году E-Gold была закрыта. Якобы потому, что у компании не было лицензии на перевод денег. Закон о борьбе с терроризмом в США, принятый после событий 11 сентября 2001 года, наделил правительство достаточной властью, чтобы сделать это.

В 21 веке будет брошен вызов идее монопольной власти государства, и первым шагом в этом процессе станет ответ на вопрос, должны ли центральные банки иметь денежную монополию.

Ответ — «нет». Конкуренция будет полезна даже в деле создания денег и управления периодами их приливов и отливов.

Все это напоминает мне то, о чем я недавно написал относительно схлопывания ведущих СМИ в заметке «Значит, будет сражаться в тени» — Руководство для победы в войнах СМИ:

«Свои самые большие ошибки вы допускаете в состоянии отчаяния, испуга и паники, а традиционные СМИ сейчас находятся именно в таком состоянии».

Предположительно, Наполеон Бонапарт сказал:

«Никогда не мешайте своему врагу, когда он делает ошибку».

Мы не должны мешать неизбежному саморазрушению традиционных СМИ. Частично это означает, что мы сохраним свою целостность. Мы должны понимать, что существует причина, по которой независимые, альтернативные СМИ выигрывают битву за идею. Для всех несносных, надоедливых людей появление интернета воистину стало историческим эквивалентом изобретения печатной машинки на стероидах.

Тот же образ мышления и стратегия должна также применяться к государству. В одном я почти уверен: экономические показатели продолжают падать под гнетом старого порядка вещей. Невероятно коррумпированные мужчины и женщины, ответственные за наши ведущие институты будут переходить от одного разрушительного, авторитарного действия к другому. Мы должны ожидать подобных вещей, что это и подготовке к ответным действиям.

Технология внесет свою лепту, предоставляя необходимые инструменты для перехода от одной парадигмы к другой. Однако не менее важным будет выиграть идеологическую борьбу, когда дело дойдет до 7 миллиардов человек, населяющих нашу планету. Именно в подобных ситуациях сайты, наподобие Liberty Blitzkrieg, будут играть все более важную роль в выявлении и формулировке губительного, нерационального и деструктивного характера старомодных ответов на возникающие проблемы. Таким образом, мы можем быть уверены, чтобы выиграем битву идей, которая будет иметь решающее значение для успешного вступления в новую эру человеческой свободы, творчества, возможностей и прогресса.

 

Майкл Кригер

Оригинал статьи: https://libertyblitzkrieg.com/2016/12/26/indias-demonetization-debacle-highlights-the-idiocy-of-monetary-monopoly/