Борьба с русофобией

Автор: | 26.04.2017

Автор Srdja Trifkovic // The Strategic Culture Foundation

Существует параноидальное, истеричное качество публичного дискурса о России и всех вещах русского происхождения в современной Америке. Корпоративный медиа-аппарат и его сотрудники отказались от здравого смысла и общих приличий в пользу грубой ненависти и страха. Мы не видели ничего подобного раньше, даже в самые темные дни «холодной войны».

Корни русофобской эмоциональной привлекательности для левых кажутся ясными: для ультра чувствительного либерального ума огромное значение имеет умиротворение, чтобы безнаказанно ненавидеть внешнюю группу и даже проявлять добродетельность в этом процессе. Конечно, объектом этого является христианская и европейская нация, упорно отказывающаяся быть постмодернизированной. Страна, не стыдящаяся своего прошлого и не желающая отдавать свое будущее. Страна, где никто не зацикливается на трансгендерных туалетах, микроагрессиях и других «проблемах», свидетельствующих о моральной и интеллектуальной слабости общества.

Идеологическая и эмоциональная русофобия либералов гармонично сочеталась с нерушимой враждебностью к России, которую разделяют оперативники из разведки и национальной безопасности, в военно-промышленном комплексе и в дуополии Конгресса. Результатом является сюрреалистический сюжет, который смешивает якобы неспровоцированную «российскую агрессию» в Украине, враждебные намерения в Балтии, серийные военные преступления в Сирии, политическую дестабилизацию в Западной Европе и грубое вмешательство в «демократический процесс» Америки. В результате получается фиктивная «экзистенциальная угроза», из-за которой намерения  президента Трампа не могут быть достигнуты. Возможно, он серьезно относился к тому, чтобы перевернуть очередной лист отношений, но давление оказалось слишком большим. Появился общий фронт неприятия, левый и правый, консервативный и либеральный, который распространяется даже на его собственную команду и он  мешает ему предпринимать шаги, которые могли бы показаться слишком дружественными Путину.

Нарратив русофобов не имеет отношения к реальной политике России. Это отражает глубокий одиоз элитного класса по отношению к России как таковой. Эта враждебность развивалась в ее нынешнем виде, примерно с того времени, когда началась Крымская война, когда в своих «Письмах из России» маркиз де Кюстин сказал, что «фасад европейской цивилизации слишком тонок, чтобы заслуживать доверия».

«Ни один человек, черный, желтый или белый, не может быть столь же лживым, неискренним, высокомерным, – короче говоря, ненадежным во всех отношениях, – как русские»,

– писал в 1905 году президент Феодор Рузвельт. Джон Мейнард Кейнс после поездки в Советский Союз в 1925 году задавалась вопросом, может ли «настроения угнетения» быть «плодом какого-то зверства в русской природе». В 1951 году Дж. Роберт Оппенгеймер высказал мнение, что в России «мы справляемся с варварами и отсталыми людьми». Совсем недавно сенатор Джон Маккейн заявил, что «Россия – это заправочная станция, выглядящая как страна».

«Россия – это антизападная держава, с другим, более темным видением глобальной политики »,

– писал в начале 2014 года Слейт. И это даже до того, как украинский кризис достиг своего апогея.

Это повествование имеет два ключевых элемента. Что касается геополитики, то мы видим стремление морских империй – Британии до Второй мировой войны, а Соединенных Штатов после – «сдерживать» и, если возможно, контролировать евразийский центр, ядром которого, конечно же, является Россия. Не менее важна уже отмеченная культурная антипатия, желание не только влиять на русскую политику и поведение, но и произвести необратимую трансформацию российской идентичности. Некоторые из наиболее откровенно русофобских стереотипов исходят от самой России, от тех членов «интеллигенции» Москвы, которые чувствуют себя как дома в Нью-Йорке или Лондоне, но не в своей собственной стране. Покойная Анна Политковская писала в Los Angeles Times 12 лет назад, что «общеизвестно, что русский народ иррационален по своей природе». Невозможно представить такую ​​публикацию о евреях или мусульманах.

Русофобное безумие обходится недешево. Оно еще более обесценивает качество публичного обсуждения мировых событий в Соединенных Штатах, которое и так уже уныло низко. Это уже подорвало перспективы взаимовыгодной новой главы в российско-американских отношениях, основанной на реалистической оценке того, что эти две державы не имеют «экзистенциальных» различий и имеют много общих фактических и потенциальных общностей. Это ведет к высокомерному заблуждению о том, что существует высшая, «западная» модель социальной и культурной мысли и действия, которую можно и нужно навязывать повсюду, но особенно в России.

Самое печальное, что русофобная мания продлевает европейскую гражданскую войну, которая началась в июле 1914 года, продолжалась в 1939 году и никогда не заканчивалась должным образом – даже с падением Берлинской стены. Американским интересам, так же как и России и Европе, следовало бы положить конец этому конфликту, чтобы экзистенциальный вызов, общий для всех, – возрождающийся джихад и демографический кризис в Европе, решить должным образом.

(Visited 48 times, 4 visits today)